Но что же заставило судью

А приворот парня не интересует вас? Очень интересная процедура.

Но что же заставило судью поверить в невменяемость подсудимого и настойчиво
предлагать эту версию присяжным? Видимо, то, что сразу после убийства Уолкер пригласил на место преступления соседей и показал им залитое кровью тело жены. Подобное могло означать одно из двух: немыслимую степень бесстыдства и цинизма или полное непонимание сущности совершённого, его нравственной чудовищности. Такое непонимание свидетельствовало о тяжёлом помешательстве. Судья склонялся ко второму.

Тем самым он разрывал нерасторжимую связь между «фактическим» и «моральным» компонентами виновной воли преступника, ту самую связь, которую установил судья Трейси в деле Арнольда. Позвать соседей на место только что совершённого преступления — внешне связное и целенаправленное поведение; согласно «критерию дикого зверя», оно свидетельствовало о понимании фактической стороны своих поступков, а значит, и о понимании их аморальности. Но, по мнению судьи, Уолкер, показав соседям окровавленное тело жены, продемонстрировал способность к целенаправленному связному поведению при одновременном непонимании нравственной чудовищности своих поступков. Следовательно, в момент преступления и непосредственно после него подсудимый не различал добро и зло, правое и неправое и на этом основании его следовало признать невменяемым. С чем присяжные и согласились.

Добавить комментарий