Бандаж спортивный

Друзья, если вы занимаетесь спортом, то в любом случае вас заинтересует бандаж спортивный. Хочу заметить, что я нашёл магазин, где есть большой выбор бандажей различных размеров.
Книга в целом имоет большую познавательную ценность. Ее с интересом прочтет и специалист, применяющий математику для решения задач физики, механики, техники, и просто любознательный читатель. Для последнего самыми интересными будут, пожалуй, набранные петитом сноски и подборки высказываний специалистов на обсуждаемую тему. Некоторые из них выглядят даже парадоксально. Например, к вопросу о строгости доказательств цитируются высказывания А. Эйнштейна: «Если не грешить против разума, нельзя вообще ни к чему прийти», и П. Эренфеста: «Последовательность всегда ведет к дьяволу» (стр. 28). В связи с рассуждениями о при-роде доказательства (стр. 63) авторы в сноске замечают: «Рассказывают, что маркиз Франсуа Антуан де Лопиталь, автор первого в истории учебника по математическому анализу, ответил одному из оппонентов, который нашел логические пробелы в каком-то из данных Лопиталем доказательств: «Даю вам честное слово дворянина, что эта теорема верна». Вот насколько широко может трактоваться понятие доказательности! Конечно, авторы понимают (честное слово), что довод Лопиталя далеко выходит за рамки математических рас-суждений. Однако «принцип доверия» в общем случае не так уж плох, и мы постоянно опираемся на него в обыденной жизни, когда имеем дело со справочниками, вывесками, пиктограммами и т. п.».

По поводу разумного количества подтверждений установленного экспериментально факта авторы цитируют Козьму Пруткова, который «поведал, что некий Ку-черстон, желая испытать новую двуколку, «легкомысленно в оную вскочил, отчего она, ничем в оглоблях придержана не будучи, в тот же миг и от тяжести совсем назад опрокинулась, изрядно лорда Кучер-стона затылком об землю ударив. Однако сим кратким опытом отнюдь не довольный, предпринял он таковой сызнова проделать; и для сего трикратно снова затылком о землю ударился. А как и после того, при каждом гостей посещении, пытаясь
объяснить им свое злоключение, он по-прежнему в ту двуколку вскакивал и с нее на землю хлопался, то напоследок, острый перед тем разум имев, мозгу своего, от повторных ударов, конечно лишился».

Чтобы не уподобляться лорду Кучерсто-ну, не буду множить число примеров. Думаю, что и без них ясно, какая перед нами оригинальная, глубокая и заниматель* ная книга; а это и было моей целью.

Добавить комментарий