Лишь после войны

Лишь после войны писателю удалось попасть в Ленинград. Но, приехав, все нашел. И, найдя, изумился. Оказывается, еще 7 сентября 1764 года в «Санкт-Петербургских ведомостях» было напечатано: «В здешнем императорском саду, что у Летнего дворца, старший садовник Эклебен прошлого года сеял на небольших полосках пшеницу и рожь на пробу искусства своего в размножении разного севу… Сие так ему удалось, что почти всякое зерно взошло многочисленными колосами. Наподобие кустов. В одном из них содержалось сорок три колоса спелых да пять недошлых, из коих в одном начтено восемьдесят одно зерно. А всех в целом кусте из единого ‘посеянного зерна вышло 2375 зерен… Сей перьвый опыт показывает, что и в наших северных краях натура в рассуждении хлеба плодовитее быть может старательным искусством».
А отзывы владельцев Порше Кайен 955 не интересуют вас?
Под сообщением «Ведомостей» подписи не было, и только из последующих номеров выяснилось, что сделал его… кто бы вы думали? Действительный тайный советник Михайло Ломоносов.

Хлеб растет кустами! Дает две с половиной тысячи зерен! А дальше-то?.. Ильченко приводит в «Комсомольской правде» слова самого Эклебена: «Из всякого зерна ржи, пшеницы, ячменя или овса в одно лето… самым легким способом можно произрастить 20, 30 и 100 тысяч зерен, да и еще больше…»

Я тщетно искал записку Эклебена про свои опыты, поданную на имя министра двора, некогда могущественного вельможи Ивана Ивановича Бецкого. Отыскать ее так и не удалось.

Добавить комментарий