Всем миром

— Почему партнерами в проекте МЦИ МБИР стали именно эти три страны — Россия, Франция и США?

— В июне этого года в Санкт-Петербурге мы подписали тройственное соглашение. Выбор трех стран определяется уровнем развития атомной энергетики в каждой из них. а также опытом разработки и эксплуатации быстрых натриевых реакторов. И это даже несмотря на то. что в Америке развитие реакторов на быстрых нейтронах приостановлено исходя из политических соображений. Но Франция и Россия — по-прежнему лидеры, развивающие эту тематику. Кроме того, есть еще быстрая программа в Индии, ученые там работают на достаточно высоком уровне, однако их возможное участие в нашем проекте требует решения ряда специфических вопросов.

— То есть теоретически Индия еще может примкнуть к этому проекту? Как насчет других стран?

— В плане формирования научной программы это может сделать любая страна. Примерно в 2015 г. у нас будет создан управляющий комитет МБИР и начнется формирование научной программы на первый пятилетний цикл. После ее согласования и подтверждения безопасности эксплуатации реактора при ее проведении будут определены лимиты партнеров по загрузке экспериментальных каналов. При этом у нас будет своя национальная программа по загрузке МБИР. будут свободные коммерческие объемы времени облучения, которое мы как владельцы данной установки можем предоставлять в рамках двусторонних контрактов с заказчиками. Ими могут быть и частные партнеры, наподобие американской компании Terra Power; которая сейчас будет проводить свои эксперименты на БОР-бО. это могут быть и Южная Корея, и Япония, и Китай. Главное, что будет международный центр исследований как точка
кристаллизации компетенций, позволяющая обеспечить все аспекты, связанные с нераспространением делящихся материалов и опасных радионуклидов. Это очень важно.

— Вы уже несколько раз упомянули коммерческую составляющую проекта…

— Коммерческая сторона присутствует, но не довлеет. Все-таки более важный момент— совместная программа экспериментов, обмен знаниями, результатами исследований, научная кооперация. Это задача непростая. потому что многие из результатов этой деятельности будут потенциально иметь коммерческий характер при их технологическом применении. Я думаю, что достичь на уровне управляющего комитета договоренностей о правильном позиционировании исследований каждой из стран в плане интеллектуальной собственности будет достаточно серьезной задачей. Л договориться больше чем «на троих* — задача весьма непростая.

— Звучит почти как анекдот.

— Да это и объективно сложно. Двое могут договориться. трое— уже много, а когда больше— совсем трудно. Мы знаем это по ITER. где в проекте участвуют семь стран, — там проблема реально существует. В нашем случае Россия, Франция и США просто находятся в большом отрыве от остальных в плане компетенций по быстрым реакторам. Однако данный проект вполне может стать подспорьем для многих стран в развитии собственной атомной энергетики, и в этом смысле МЦИ МБИР представляет собой просто бесценный ресурс. Ведь не исключено, что в проекте со временем обнаружатся и другие возможности для многих стран, о которых мы сейчас даже не догадываемся

Добавить комментарий