Казалось бы


Но это не так, и об этом можно судить хотя бы по изменению тона наших предисловий и послесловий к переводам Даррелла. Сначала в них речь и вправду шла главным образом о географических и зоологических реалиях описываемой им природы, но в последних — все больше внимания уделяется общественно-публицистическому настрою даррелловских книг.

Казалось бы, в деятельности Даррелла не было и нет ничего героического. Он не подвергал себя смертельному риску, как Ален Бомбар или Тур Хейердал, если не считать опасности быть укушенным ядовитой змеей. Он только ловил зверей в различных экзотических местах. Но за его столь изящно и весело описанными странствованиями стоит невообразимый труд. «Многие думают, что самое трудное в профессии зверолова — это поймать зверей, между тем как это ничто по сравнению с тем, как их сохранить». Тяжелая физическая нагрузка, круглосуточная настороженность, адское терпение — кормить, ухаживать, убирать за капризными и расстроенными существами, каждое из которых, даже самое маленькое, требует особого, индивидуального подхода. Один птенец пожелал питаться исключительно жеваным шпинатом, и жене Даррелла пришлось пережевать для него гору этой травки, после чего шпинат перестал быть любимым блюдом Джекки. Эта история только кажется смешной — сколько стоит за ней любви к своим маленьким друзьям. И какое горькое чувство охватывает нас вместе с автором, когда, например, симпатичные крошечные летяги, несмотря на все усилия, одна за другой умирают в неволе. Что-то их не устроило. Должно быть, сама неволя.

Добавить комментарий