Откуда же пришло


Я вспомнил о Лавик-Гудолл потому, что и ее книга «В тени человека» — это прежде всего волнующий человеческий документ, а потом уже пособие по этологии шимпанзе, сколь бы ни была она важна в этом своем последнем качестве. В сущности, вся жизнь Джеральда Даррелла такое же неустанное подвижничество — во имя природы, во имя науки, во имя человека. И он приходит к тому же заключению: «Я счастливый человек». Та зыбкая, неопределенная, неуловимая, как синяя птица, нравственная категория, именуемая человеческим счастьем, поисками которого занята вся мировая литература, обозначена здесь прямо и недвусмысленно. «Я счастлив…»— не раз говорит о себе Даррелл. «Я счастлив…» — многие ли герои западной прозы, судорожно мечущиеся в поисках смысла человеческого существования, могут так сказать о себе?

Откуда же пришло к нему это счастье? Работа, призвание, вера в нужность своего ремесла.

Даррелл с детства готовил себя в звероловы. Зверолов! Что-то романтическое, ку-перовское. Впрочем, нет. У Купера был зверобой. Фонетическая разница невелика. И тот и другой имеют дело с живыми существами, и тот и другой должны быть превосходными следопытами, выносливыми ходоками, смелыми путешественниками. Что ж, в Америке восемнадцатого века еще можно было постреливать по дичи в свое удовольствие и восхищаться теми, кто преуспевал в этом занятии лучше других. Чудака, который сказал бы прославленному Кожаному Чулку, что животных надо беречь, вероятно — нравы тогда были суровые, — незамедлительно бы отправили в сумасшедший дом, если, конечно, таковые уже функционировали на территории еще не существовавших Соединенных Штатов.

Добавить комментарий