Вот так

Объяснялось все просто — по словам Вахи, тот, кто впервые стреляет в горах птицу влет, мажет всегда. При стрельбе в горах существует множество нюансов, для описания которых нужна отдельная большая статья. Тут следует учитывать все: и неправильную оценку расстояния и скорости объекта, чем всегда грешат равнинные жители; и нюансы стрельбы со склона, параллельно склону и вверх по склону горы; и иной, чем на равнине, расчет упреждения, и прочая, и прочая…

В итоге, к четырем часам дня, то есть к концу охоты, у Вахи в рюкзаке лежали два полновесных петуха, мы с Иссой остались ни с чем, а мой Шнапс плелся далеко позади нас, опустив голову, прихрамывая на сбитые о скалы лапы и постоянно останавливаясь у ручьев, чтобы глотнуть воды.
А http://www.pr-soft.ru/articles/21060/ не интересует вас? Важная очень информация.
Вот так, довольно бесславно закончилась первая наша охота в Кавказских горах.

Дня через два Ваха, видимо, желая дать нам всем (включая Шнапса) возможность реабилитироваться, предложил съездить на фазана.
Фазаньи угодья располагались в равнинной части республики, ближе к Северной Осетии, в камышовых зарослях у речки Чемульга, куда мы добирались часа два по совершенно раздолбанной дороге. Взглянув на угодья, я слегка загрустил: перед нами расстилались камышовые заросли почти в человеческий рост. О нормальной работе легавой тут не могло быть и речи, однако, предвидя такое положение дел, я нацепил Шнапсу на ошейник латунный колокольчик, позаимствованный у одного из местных «легашей» (их, кстати, Ваха на этот раз не взял, зная бесполезность этих псов в плавнях). Кроме того, сложность охоты с легавой заключалась еще и в том, что Шнапс мой ни разу в жизни не видел фазана и не знал его запаха.

Добавить комментарий