Теперь мы можем вернуться

А сейчас представим себе что мы решили включить какое-нибудь желательное наследственное качество в генотип человека при смене поколений. И попытаемся сделать это, обрабатывая спермии экстрактом ДНК из какого-то специально выбранного источника. Если обработать 100 миллионов спермиев, то, по аналогии с бактериями, можно ожидать, что в 100 или 200 случаях произойдет включение новой ДНК- Но в девяноста случаях из ста эти включения, скорее всего, не будут работать. Теперь проблема состоит в том, чтобы выделить десяток нужных спермиев из 100 миллионов. Вряд ли нужно объяснять, насколько это СЛОЖНО.

Теперь мы можем вернуться к двум путям генетической инженерии, предложенным Корн-бергом и Тейтемом — чтобы подчеркнуть их нереальность и связанные с ними опасности. По идее Корнберга, синтетический ген вводится в один из вирусов и вместе с ним через кровь попадает в нужные клетки человека. А предложение Тейтема состоит в том, чтобы обработать культуру клеток больного «исправным» геном, выделить из них ничтожную
часть, которая окажется излеченной, и получить от этих клеток значительное потомство, которое будет пересажено обратно в организм.
А цена Киа Карнивал не интересует? Отличный вариант.
Мои возражения против обоих методов состоят в следующем. Во-первых, крайне мала вероятность, что мы когда-нибудь сможем определить нужные условия для лечения конкретного больного. Каждый человек генетически уникален, и работать с ним будет гораздо труднее, чем с чистой линией мышей. Во-вторых, введение «оздоровленного» материала в организм больного, независимо от того, насколько преодолены трудности получения такого материала, смогут не только сообщить больному новое наследственное качество, но и вызвать злокачественный рост. Ни тот, ни другой подход еще не были испытаны, и я думаю, что они вряд ли когда-нибудь будут испытаны исследователями, сознающими свою ответственность.

Добавить комментарий