И звезда закатилась моя

У поэтов-романтиков было загадочное свойство: вначале они описывали некое состояние, а потом воображаемое сбывалось. Лорд Байрон вначале написал своё «Прощание», а потом навсегда потерял родину, друзей и любимую женщину. Создал паломника Чайльд-Гарольда — и стал «невозвращенцем». Вышло так, что поэт и пэр превратился в натурального бродягу.

Официально лорда Джорджа Байрона из Англии никто не выставлял. А неофициально намекнули: если заявится в палату лордов, где у него было законное кресло, -скандал гарантирован. С этим отъявленным мерзавцем приличные люди даже одним воздухом дышать не желали. И всё прочее хорошее общество заверило, что там, где Байрон, ноги их не будет.
А вас микрозаймы онлайн заявка не интересуют ? Мне кажется важный нюанс.
А всё потому, что его жена Анабел-ла подала на развод, и грянул немыслимый скандал. Шёпотом -вслух это даже произнести боялись — поэта обвиняли в инцесте. Его угораздило влюбиться в собственную сестру по отцу, Августу Ли. Матери у них были разные, росли они отдельно. Байрон встретил Августу, когда она, измученная многодетная мать обратилась за помощью к знаменитому младшему брату: её муж-игрок довёл семью до сумы. Встреча оказалась фатальной и обернулась изгнанием для него и полным отчаяньем для неё. Ну и классической формулой любви из «Стансов к Августе»: «Когда время моё миновало /

И звезда закатилась моя, / Недочётов лишь ты не искала / И ошибкам моим не судья. / Не пугают
тебя передряги, / И любовью, которой черты / Столько раз доверял я бумаге, / Остаёшься мне в жизни лишь ты» (Пер. Б. Пастернака).

Из встречи выросла любовь, о которой до сих пор с отвращением пишут англичане, не простившие поэту этакого распутства. Он, понятно, тоже в долгу у родины не остался. Самые ядовитые насмешки и самые злые карикатуры в его поэмах достались угадайте кому?.. Владычице морей, её ханжеским нравам, её прожжённым политикам, её леди, темпераментным, как ящерицы. Ненависть оказалась страстной, взаимной и сочащейся сквозь века. Но куда, спрашивается, отправляются поэты считать обиды и лечить раны? Для XIX века вопрос, можно сказать, праздный.

Добавить комментарий