В заключение остается рассказать

В заключение остается рассказать, почему возник текст нашумевшей в свое время радиограммы: «Закурили трубку мира зпт табак отличный тчк Авдеенко Елагина Хабар-дин тчк».

Когда она составлялась, нескромно было бы давать глобальное название не разведанному пока еще месторождению. В тот радостный момент перед нами встала хитроумная задача сообщить о находке в экспедицию так, чтобы текст остался непонятным для всех, кроме ее руководства. Это удалось настолько, что для многих и теперь неясен подтекст, заключенный в радиограмме. Чтобы раскрыть его, надо вспомнить о нашей подруге, геологе Ларисе Анатольевне Попугаевой, совершившей подвиг, достойный более полного освещения.

Ее приоритет в открытии кимберлитов известен всему миру, о ней читают лекции в вузах, в общем, заслуги признаны. И признаны справедливо: отмель, на которой она нашла алмазоносную трубку, отдала свое сокровище далеко не сразу. Неля (так ее звали по-домашнему) неделями метр за метром изучала ее, ползая по гальке и переворачивая буквально каждый камешек. И лишь накануне прибытия самолета, который должен был ее забрать, села, закурила, ткнула окурок в землю — и попала им в синеватый «пятачок», единственный на всей отмели точечный выход кимберлита, скрытого мощным наносным слоем. Когда же Попугаева явилась с образцами в Нюрбу, руководство Амакинской экспедиции разгневалось: как же так, на «их» территории кимберлит нашла сотрудница Центрельной экспедиции.

То, что разыгралось осенью 1954 г. в Нюр-бе, а потом в Ленинграде, было очень тяжело, заставляло ее проливать горькие слезы, но знали об этом немногие. Мы оыли сотрудниками Амакинской экспедиции и своим открытием могли положить конец неприятностям…

В канун 1955 года в Москве, в Геологическом институте АН СССР, висела новогодняя стенгазета с пожеланиями сотрудникам в рисунках. Среди прочего была изображена курительная трубка, над которой вились кольца дыма и стояла надпись «Сказки Г’Офмана». Имелась в виду пустая трубка «Эринга», обнаруженная в 1952 г. П. Е. Оф-маном на левом притоке Вилюя — реке Ахта-ранде (с ней он связывал происхождение вилюйских алмазов, хотя к кимберлитам она не имела отношения). После открытия Попугаевой «Эринге» оставалось разве что пускать клубы дыма… Этот рисунок и всплыл в памяти, когда вечером 13 июня мы бежали по логу, не разбирая ни кочек, ни топи. Между всеми многотрудными обстоятельствами перекидывался незримый мост, ложившийся в лаконичные слова радиограммы.

Хитрость удалась: термин «кимберлитовая трубка» еще не был принят даже среди алмазников, и по пути следования текст остался всем непонятен, руководству же экспедиции его таинственный смысл открылся сразу.
Что же касается сортности «табака», то, похоже, мы не преувеличили. Подтверждение тому — алмазы из Мирного, города с многоэтажными зданиями, телевизионной башней, асфальтированными улицами.

Города на реке Ирелях.

Добавить комментарий